Белый уголь (гидроэнергетика)

Белый уголь (гидроэнергетика)

БЕЛЫЙ УГОЛЬ (la houille blanche), во Франции этим словом обозначали ледники и расположенные в горных высотах снеговые массивы. С развитием силовых установок под белым углем понимают механическую энергию, заключенную в водных источниках и превращаемую на гидроэлектрических станциях в электрическую энергию. Мощность рек зависит от количества протекающей воды и высоты ее падения. Первая величина характеризуется расходом, т. е. количеством воды, протекающим через определенное сечение реки в единицу времени. Величина расхода реки определяется площадью ее водосборного бассейна и количеством выпадающих в этом бассейне атмосферных осадков. Расход воды не постоянен, а подвержен периодическим колебаниям с годовым циклом их. Режим годового стока реки определяется прежде всего условиями питания. Реки, берущие свое начало в области вечного снега, дают наибольший расход в самое жаркое время года - летом, а наименьший - в разгар зимы. Сток воды зависит не столько от количества выпавшего за зиму снега, сколько от темпа таяния снежных запасов. Реки, берущие начало ниже зоны вечных снегов, несут высокие воды во время таяния снегов в районах питания рек весной или в начале лета; затем летом наступает период самых низких вод; осенью, под влиянием дождей, расход снова увеличивается, не достигая, однако, весенних паводков, а зимой, когда накопляется снежный запас, снова протекают низкие воды, в среднем все же более высокие, чем летом.

Здесь величина и продолжительность паводков определяются накопившимся за зиму снежным запасом и быстротой его таяния. Такой годовой режим может осложняться при наличии отдельных притоков, имеющих другие условия питания, чем главная река. Так, например, режим реки Куры у Тифлиса определяется стоком самой Куры, истоки которой лежат ниже зоны вечных снегов, и ее притока Арагвы, питающейся ледниками главного Кавказского хребта. Наконец, в тропических странах режим рек определяется климатическими особенностями этих районов - регулярно сменяющимися периодами засухи и дождей. И здесь типичная картина меняется, если источники питания реки находятся по обе стороны экватора. Такова, например, река Конго, где чередующиеся осадки обусловливают известную равномерность стока. Величина стоков реки определяется количеством выпадающих в ее бассейне осадков. Однако далеко не все выпадающие в бассейне осадки стекают в море в виде водного потока. Часть из них просачивается в почву и идет на питание растительного покрова, часть испаряется обратно в атмосферу и только часть стекает непосредственно в реку. Эта часть, так называемый коэффициент стока, величина непостоянная и зависит от целого ряда условий: рельефа и почвы бассейна, его растительного покрова, климата и т. д. Так. обр. годовой сток воды в реке подвержен колебаниям, размер которых часто очень значителен. Поэтому для определения мощности потока, могущей быть использованной как источник электрической энергии, нельзя ограничиваться одними только наблюдениями над количеством выпадающих в бассейне реки осадков, но необходимо также изучать режим самих водных источников. Такое изучение должно носить длительный, многолетний характер, так как размер годового стока реки не постоянен, а подвергается значительным колебаниям, соответствующим периодическим многолетним колебаниям климата. С увеличением использования водных запасов и в особенности с расширением утилизации белого угля, в большинстве стран правительства взяли на себя изучение гидрографии и составление кадастра водных ресурсов своей страны. В России вопрос об изучении запасов белого угля впервые был поставлен в 1905 г. инженером С. П. Максимовым, который сперва в Министерстве путей сообщения, а затем в Отделе земельных улучшений много содействовал широкой и систематической постановке гидрометрических работ и наблюдений. В 1909 и 1910 гг. при МПС работала особая комиссия Мерчинга по электрогидравлической описи водных сил России, а с 1910 по 1918 г. целый ряд отдельных изыскательных партий при Бюро исследований водных путей МПС изучал запасы белого угля на реках Волхове, Свири, Днепре и отдельных реках Кавказа, Урала, Сибири, Беломорского и Мурманского побережий. Большая часть собранного материала не опубликована. Образовавшаяся во время войны при Академии наук Комиссия по изучению естественных производительных сил России (КЕПС) наметила систематическое изучение запасов белого угля по отдельным районам, но революция прервала эту большую работу. За последние годы стали выходить из печати отдельные выпуски КЕПС, посвященные учету запасов белого угля в Северной области и на Кавказе. После Октябрьской Революции работы по изучению белого угля были сосредоточены сперва в Главном комитете государственных сооружений, затем распределились между НКПС, ВСНХ (Главэлектро) и отдельными гидроэлектрическими строительствами (Волховстрой, Свирьстрой, Днепрострой и др.), а общее изучение водных запасов сосредоточено в Российском гидрологическом институте. В других странах вопросы белого угля находятся большею частью в ведении особых государственных органов (Управление крупных гидравлических сил во Франции. Высший совет общественных вод в Италии, Управление гидравлических сил в Норвегии, Гидрографии, бюро в Швейцарии, Геологический комитет в США и др.).

Кроме расхода воды, гидравлическая энергия водного источника зависит от уклона и отдельных особенностей продольного профиля (пороги, водопады) и плана (извилистость реки, высокое расположение озера), которые позволяют иметь в месте использования белого угля определенное падение воды. Практикой установлено, что наименьшим уклоном, при котором еще можно использовать гидравлическую энергию потока, является 1:1500. Если падение воды получается путем отвода воды (каналом или туннелем), то при подсчете белого угля из абсолютной разности между уровнями воды реки у отвода и гидроэлектрические установки вычитается уклон канала, принимаемый в 0,66 м/км. Если такое «полезное» падение обозначить через Н, м, расход воды через Q, м3/сек и принять КПД установки в 0,75, то наличное количество белого угля в л. с., могущее быть использованным в единицу времени на данном участке, выразится формулой: 0,75∙1000/75=10 QH л. с., или 7 QH kW. При подсчетах белого угля обычно принимают во внимание следующие расходы воды, установленные международными конгрессами по белому углю с 1902 г.: 1) минимальный, или низкий, промышленный, меньше которого расход бывает не более 10 дней в году, т. е. такой расход, который практически обеспечивает годовую бесперебойную работу гидроэлектрические станции при минимальной мощности; 2) полугодовой, который гарантирует определенную мощность в течение 180 дней; 3) девятимесячный, ниже которого расход воды не бывает более 90 дней в году, и 4) средний за год.

Запасы белого угля определяют различными путями. Прежде всего можно подсчитать наличный запас гидравлической энергии всего стекающего в течение года по поверхности земли количества атмосферных осадков. Для такого подсчета необходимо знать количество выпадающих в бассейне реки атмосферных осадков, знать коэффициент стока и среднее падение, приходящееся на долю каждой частицы стекающих осадков. Для получения этого среднего падения достаточно взять разность двух высот бассейна - средней высоты и высоты перелома рельефа бассейна между гористой (или холмистой) и равнинной его частями. Показателем явится удельная мощность, т. е. запас белого угля на единицу площади. Затем можно подсчитать наличную энергию отдельных рек или их участков. Для этого надо знать расход воды посредине реки и уклон реки. Показателем явится мощность на единицу длины реки. Наконец, можно выделить отдельные места средоточия белого угля и подсчитать его величину. В таком случае надо знать расход воды в месте вывода и разность горизонтов воды между местом вывода, и установки. Мощность источника белого угля зависит от стока реки и падения воды. Если регулировать сток помощью водохранилищ, то можно значительно поднять мощность установки. Точно так же можно искусственно увеличить высоту падения воды. Наконец, при различных гидротехнических работах с целью судоходства, мелиорации, водоснабжения могут побочно при шлюзах и плотинах создаваться запасы белого угля. Все это показывает, что все подсчеты запасов белого угля относительны, и для сравнения надо знать способы, какими они получены. Как велики могут быть колебания, видно хотя бы из примеров Армении и США. Сравнение, произведенное отдельными исследователями, в пределах Армянской ССР, показывает, что запасы белого угля всех стекающих вод равны 640000 л. с., запасы белого угля всех главнейших рек равны 320000 л. с., наконец, запасы белого угля, подсчитанные для отдельных пунктов (11 возможных гидроэлектрических установок), достигают всего 200000 л. с. Для США Штейнмец подсчитал мощность всех атмосферных осадков, стекающих в море, в 313 млн. л. с., мощность всех рек в 212 млн. л. с.; тщательно проделанный Геологическим комитетом кадастр водных сил дает мощность отдельных средоточий белого угля в 66,5 млн. л. с. Однако работы Геологического комитета показывают, что при искусственном подпоре воды и системе водохранилищ эту величину можно поднять до 230 млн. л. с. Точно так же и подсчеты, произведенные для Швейцарии, указывают, что наличные запасы белого угля могут быть, путем регулирования стока, увеличены на 50%. Для среднего (полугодового) стока главнейших рек наличные запасы белого угля в главнейших его средоточиях на всем земном шаре исчисляются в 700—750 млн. л. с., в том числе: в Европе - 99 млн., Азии - 236 млн., Африке - 185 млн., Северной Америке - 111 млн., Южной Америке - 94 млн. и Австралии - 10 млн. Главнейшими областями по запасам белого угля в Европе являются Альпы и Скандинавия. В Альпах районы питания рек лежат в зоне вечных снегов и ледников, что обусловливает высокие воды летом и низкие зимой. Цепь горных озер и благоприятные для создания водохранилищ геологические условия позволяют широко развить регулирование годового стока воды. Обильные осадки (средняя годовая высота 1250 мм) создают многоводность рек, а горный рельеф - их большое падение. Все эти условия делают район Альп особенно богатым белым углем. Общие запасы белого угля Альп оцениваются не ниже 10 млн. л. с. Все государства этой области производят подробный кадастр водных сил. На карте водных сил Швейцарии (фиг. 1) участки реки изображены одной или несколькими линиями в зависимости от их мощности (минимальной) в л. с. на 1 п. м; одна линия соответствует мощности до 0,15 л. с., на каждые следующие 0,10 л. с. прибавляется по линии; возможные места гидроэлектрических станций, в зависимости от легкости и дешевизны их использования, разбиты на 4 класса (наилучшие средоточия белого угля - I класс) и обозначены на карте квадратами с особыми для каждого класса значками, величина же белого угля вписана в квадрат; кругами обозначены места определения расхода воды; дата измерений и величина расхода вписаны в круг.

Карта водных сил Швейцарии

Не менее крупным районом белого угля является Скандинавский полуостров. Здесь прежде всего конденсируется влага, приносимая ветрами из более теплых стран, а благодаря незначительному испарению и коэффициент стока значительно выше; большая лесистость гор содействует более равномерному в течение года стоку воды; обилие горных озер позволяет легко регулировать сток; наконец, масса воды, ниспадающей с горных плато в виде немногочисленных потоков с большим числом водопадов - все это делает Норвегию и Швецию выдающимися районами белого угля. Чтобы представить себе, насколько благоприятны природные условия Скандинавского полуострова, укажем, что 260 водопадов южной Норвегии имеют вместе высоту падения 3300 м и что плотина высотой в 3 м у озера Мьезен позволила утилизировать 1100 млн. м3 воды в год. Общие запасы (средние) Скандинавского полуострова исчисляются в 22,5 млн. л. с. В Северной Америке имеются районы с мощными запасами белого угля. Канада по своим природным условиям очень напоминает Скандинавию. Ниагарский водопад, который дает до 5 млн. л. с., и водопад на реке Святого Маврикия, у Шавинигана, высотой в 43 м, являются одними из самых больших в мире источников белого угля. Если восток Северной Америки отличается многоводными реками, то на западе, благодаря снежным горным цепям, имеются все данные для использования больших падений и развития водохранилищ. В Азии центральным районом белого угля являются Гималайские горы. Целый ряд рек, ниспадающих в море с высоты свыше 4000 м, несет с собой громаднейшие запасы белого угля, но пока все эти запасы еще мало обследованы. Исключение составляет Япония, запасы которой составляют 8,4 млн. л. с. и не только обследованы, но в значительной мере (до 66 %) использованы. В Африке на первом месте стоит водопад Виктория на реке Замбези, высотой в 120 м, дающий до 750000 л. с. Затем в очень благоприятных условиях (обилие и постоянство стока, большие падения) находится река Конго.

Запасы белого угля в СССР составляют около 65 млн. л. с.; из них около 40 млн. л. с. состоят из отдельных единиц, - каждая не менее 10000 л. с. На первом месте стоит Кавказ с 16 млн. л. с., затем Енисейско-Ангарская водная система в Сибири, несущая в себе столь же большие запасы белого угля (16 млн. л. с.), Средняя Азия (12,5 млн. л. с.). В европейской части СССР районами, богатыми белым углем, являются Северо-Западная область (2,2 млн. л. с.) и Днепр (1 млн. л. с.). В Северо-Западной области, за исключением утилизированных Волховских порогов, имеются следующие средоточия с мощностью свыше 100000 л. с.: на реке Ниве у Кандалакской губы - 150000, на реке Ковде у Княжей губы - 200000, на реке Свири на 145 км - 165000 и на 96 км - 120000 и на Бирючевских порогах реки Онеги - 100000. Главный Кавказский хребет, подобно Альпам, является одним из основных источников белого угля. Особенно благоприятны условия его западной части, со сплошь покрытыми лесами крутыми скатами и обильными осадками. Главными носителями белого угля являются реки: Кубань, Белая, Б. Лаба и Терек на Северном Кавказе; Ингур, Кодор, Бзыбь и Мзымта на Черноморском побережья; Рион и Цхенис-Цхали в Грузии. О высоком качестве белого угля в западной части Кавказа можно судить потому, что из всех запасов белого угля крупные средоточия, свыше 50000 л. с., составляют около 75%. В Сибири совершенно исключительной по мощности является система рек Енисея и Ангары, запасы белого угля которой равны запасам всего Кавказа. Многоводный Енисей течет бурным потоком через Саянский горный хребет, а река Ангара стремительно вытекает из Байкала со скоростью около 10 км/ч с расходом воды до 1500 м3/сек. Скала (Шаманский камень), находящаяся у самого истока реки Ангары, является естественной регулирующей плотиной, позволяющей сравнительно легко регулировать сток воды и повысить его до 4800 м3/сек, что во много раз увеличит мощность реки. Следующим районом белого угля являются среднеазиатские республики, пересекаемые рядом рек, берущих начало из ледников мощных горных массивов, окружающих эти республики. Они насчитывают до 12,5 млн. л. с., гл. обр. в Фергане, Голодной степи, Семиречьи и Ташкентском оазисе. Т. о. запасы белого угля СССР расположены гл. обр. на окраинах. В то время как Северо-Запад, горнопромышленный Юг (Днепр), Кавказ, Средняя Азия и Енисей-Ангара имеют в среднем удельную мощность 9,2 л. с./км2, а Кавказ даже 35,9 л. с./км2, в остальной части СССР удельная мощность составляет в среднем только 1,4 л. с./км2. В СССР сосредоточено около 9% мировых запасов белого угля. Запасы белого угля ежегодно возобновляются благодаря постоянному круговороту воды в природе, происходящему за счет энергии солнца.

Наличные запасы белого угля соответствуют ежегодному сжиганию 1,85 млрд. т условного топлива, современное же потребление топлива равно 1,6 млрд. т. Таким образом полным использованием белого угля можно покрыть только уже существующую потребность в топливе. Полагая, что запасы каменного угля истощатся в 200 лет, можно подсчитать, что на этот срок все источники энергии составят 7453 млрд. т условного топлива, а белый уголь - 374 млрд. т, или всего 5%. Белый уголь в СССР составляет 4% от всего количества наличных ресурсов энергии Союза.

 Белый уголь европейской части СССР

Из наличных мировых запасов белого угля использована лишь некоторая часть. Первое место в этом отношении занимает Япония, использовавшая до 65% своих запасов белого угля, затем Швейцария - около 40%. США использовали только 15% запасов. Вообще, в силу ряда условий, особенно топографических и геологических, трудно ожидать полного использования белого угля. Наличные запасы белого угля и степень их использования по последним данным, в частности по подсчетам Всемирной конференции по энергетике в Лондоне (1924 г.), рисуются для стран, наиболее богатых белым углем, в следующем виде:

Наличные запасы белого угля и степень их использования по последним данным, в частности по подсчетам Всемирной конференции по энергетике в Лондоне (1924 г.)

Все увеличивающееся использование белого угля начинается с конца прошлого века, после того как удалось ввести значительные усовершенствования в конструирование водяных турбин и осуществить передачу на большие расстояния электрического тока высокого напряжения. С этого времени явилась возможность утилизировать энергию высокогорных водных источников, отдаленных от места потребления энергии на десятки и даже сотни км. Попытки превращения примитивного водяного колеса в турбину относятся к началу 19 в. Сначала турбины применялись для небольших напоров и больших расходов воды, но затем стали конструировать турбины для больших напоров и малых расходов воды, которую подводят к турбине при помощи металлических труб. С середины прошлого века турбиностроение стало развиваться крайне быстро. В настоящее время строят водяные турбины в 70000 л. с. (на Ниагарском водопаде). Открытия в области электричества привели к мысли превратить механическую энергию падающей воды в электрическую. Однако только после того как через передачу тока на расстояние удалось отделить место получения энергии от места ее потребления, применение белого угля получило широкое распространение. Первый практический опыт, вышедший за пределы лабораторных испытаний, относится к 1891 г., когда от установки в 100 л. с. в Лауфене, на реке Неккаре, трехфазный ток напряжением 25000 V был передан на расстояние 177 км, во Франкфурт. Современные установки оставили эти первые опыты далеко позади. В настоящее время длина отдельных линий электропередачи достигает уже 800 км, а напряжение тока - 220000 V. Это позволяет объединить в общую сеть многие станции. Так, в Калифорнии одна общая сеть обнимает 26 гидроэлектрических и 4 паровых станций с общей мощностью до 700000 л. с. и общей длиной распределительной сети свыше 4500 км. В государствах особенно богатых белым углем (Швейцария, Норвегия, Италия) общая сеть охватывает всю страну и выходит даже за ее границы. Так, швейцарские станции соединены сетями со станциями Германии, Франции и северной Италии; Дания ведет переговоры о покупке электрической энергии из Норвегии; США и Канада уже осуществляют обмен электрической энергией; все станции Ленинграда соединены общей сетью с Волховской станцией. Быстрое развитие утилизации белого угля потребовало, кроме усовершенствования турбин и электроустановок, лучшего и систематического изучения водного режима рек, особенно горных. Вместе с тем все большее значение приобретает постройка водохранилищ, так как достигаемое при их помощи регулирование годового стока позволяет значительно полнее использовать запасы белого угля. Успехи последних десятилетий связаны, кроме того, с успехами строительной техники, в частности железобетонных и металлических сооружений. Так, возможность прокладки труб, выдерживающих громадное давление, позволила широко использовать высокие напоры, достигающие уже 2000 м.

Использование белого угля растет все увеличивающимся темпом. Во многих странах за последнее десятилетие гидроэлектрические станции стали играть все большее, а часто и преобладающее значение в общей электрификации. В Канаде белый уголь дает 94% всей электрической энергии, в США - 40%, в Японии - 55%; из европейских стран во Франции, Италии, Швейцарии, Испании, Швеции и Норвегии преобладающая часть энергии добывается на гидроэлектрических станциях. Особенно быстрый рост гидростанций стал наблюдаться после мировой войны, во время которой хозяйство всех стран, не имеющих собственного угля, испытывало громадные затруднения. О быстроте этого роста можно судить по примеру Норвегии и Японии, увеличивших использование белого угля за последнее десятилетие в пять раз; во Франции оно удвоилось.

Такое быстрое развитие использования белого угля объясняется, помимо общего роста электрификации, и целым рядом преимуществ, какие при определенных условиях белый уголь имеет перед теплосиловыми установками. Посмотрим, каковы эти условия. Белый уголь, прежде всего, неиссякаем, так как ежегодно возобновляется. Он, кроме того, гигиеничнее коптящего минерального топлива; но, с другой стороны, он прикреплен к определенному источнику энергии и размер его ограничен режимом этого водного источника. Гидроэлектрические установки отличаются высоким строением капитала, эксплуатационные расходы составляют незначительную часть основных затрат. Постройка гидроэлектрических станций связана обычно с целым рядом гидротехнических сооружений, составляющих в среднем до 80% общей стоимости, и требует поэтому большего времени, чем постройка теплостанций; кроме того, последние можно развивать постепенно, для гидроэлектрических же станций большую часть расходов надо произвести сразу. Стоимость гидроэлектрической станции зависит от ее мощности и высоты напора. Так, в Америке стоимость станционного оборудования на 1 kW при напоре в 5 м обходится в 140 долларов, а для станции той же мощности при напоре в 20 м - всего 75 долларов. Большая первоначальная стоимость гидроэлектрических станций и большая продолжительность их сооружения с избытком покрываются той экономией, которая получается при замене черного, минерального, угля белым. В тепловых установках стоимость угля составляет от 50 до 66% всех эксплуатационных расходов. Наконец при использовании белого угля и рабочего персонала требуется значительно меньше. Так, станция мощностью в 50000 л. с. требует при белом угле 6 чел. персонала, а при минеральном топливе - до 100 чел. При утилизации белого угля стоимость его значительно понижается при более продолжительной или беспрерывной, в течение 24 ч., работе станции.

Т. о. сравнительное преимущество белого или черного угля зависит от стоимости капитала, стоимости работ и их продолжительности, стоимости топлива и рода нагрузки станции, определяющейся продолжительностью работы. В зависимости от того или иного сочетания всех этих условий определяется преимущественное использование запасов белого или черного угля в разных странах. В странах богатых белым углем замечается особенно быстрое внедрение электричества во все стороны народного хозяйства и быта. Это объясняется тем, что при утилизации белого угля стоимость электрической энергии особенно дешева. Так, в Швейцарии и Норвегии почти все население так или иначе пользуется уже электрической энергией, и применение ее растет с каждым годом. При возможности дешево строить небольшие гидроэлектрические станции, электростанция находит широкое применение и в сельском хозяйстве - не только для световой нагрузки, но и для промышленной и агрономической. Так, например, в Швеции, где особенно широко развилось применение электрической энергии в сельском хозяйстве, годовое потребление энергии составляет 122 млн. kWh, увеличившись за последнее десятилетие в 7% раз. В транспорте особенно быстрое распространение электрификация получает главным образом в тех странах, где преобладает белый уголь. В Швейцарии электрифицировано до 40% железнодорожной сети, в Норвегии 4225 км, в Швеции 1230 км, в Германии же, сравнительно бедной белым углем, всего 600 км. В промышленности, в целом ряде отраслей, которым белый уголь гарантирует дешевую энергию, требующуюся для них в большом количестве, электрификация получила широкое распространение. Это, прежде всего электрохимия, электрометаллургия и бумажная промышленность. В Норвегии 42% получаемой энергии обслуживает электрометаллургию и электрохимию (в частности, на получение из воздуха азота тратится до 260000 л. с.) и 12% - деревообрабатывающую и бумажную промышленность. В Швеции - 30% на электрохимию и электрометаллургию и 35% на бумажную промышленность. В Швейцарии электрохимия заняла 23% энергии, во Франции 37%. В США, Канаде, Японии и Италии эти отрасли промышленности быстро растут вместе с увеличением размеров использования белого угля.

О том, насколько обилие белого угля способствует развитию электрификации, можно судить по величине вырабатываемой в год энергии на душу населения. По данным Всемирной конференции по энергетике, относящимся к 1923 г., на первом месте стоят страны богатые белым углем, а в больших государствах, как США, - такие районы, как Калифорния, где особенно широко развита сеть гидроэлектрических станций. По этим данным, годовое потребление энергии на душу населения равно:

Годовое потребление энергии на душу населения

На первом месте, далеко впереди других, стоят богатые белым углем страны. США, с их колоссальным промышленным развитием, занимают только пятое место. Под влиянием быстрого роста применения белого угля, особенно в некоторых отраслях промышленности, наметилось уже образование новых промышленных центров, где центральные мощные гидроэлектрические станции притягивают к себе заводы, создают новые отрасли промышленности. Норвегия, Альпы, берега Ниагары, Калифорния уже сейчас являются очагами крупной электрохимической и электрометаллургической промышленности. С другой стороны, применение белого угля в сельском хозяйстве ведет к его индустриализации в странах с развитым мелким землевладением (Швеция и Швейцария). Белый уголь разрешает также для горных стран проблему транспорта и тем самым вовлекает их большие природные богатства в оборот мирового народного хозяйства. Наконец с помощью белого угля может быть разрешена и проблема эксплуатации пустынь и полупустынь, бедных влагой, но окруженных высокими горами (западная Америка, Средняя Азия, центральная Африка). Здесь использование рек для одного только орошения часто недостаточно рентабельно, что подтвердилось, в частности, на примере США. Но полная утилизация водных ресурсов для мелиорации, водоснабжения, путей сообщения и утилизации гидравлической энергии позволит совершенно реконструировать все хозяйство и окупить все затраты. За последние годы развитие использования белого угля идет в этом направлении. Его рассматривают как органическую часть всего водного хозяйства, и утилизацию белого угля ставят в тесную связь с развитием всех сторон народного хозяйства, зависящих от воды. Так, грандиозные проекты использования водных сил Роны и Рейна связываются с устройством внутреннего водного пути по этим рекам между Средиземным и Северным морями, с устройством порта в Лионе, с развитием ирригации и проч. В Калифорнии использование белого угля тесно связано с ирригацией: электрические насосы качают в ночное время, когда имеется свободная энергия, воду в водохранилища, откуда она расходится по полям для их орошения.

При таком плановом подходе к утилизации белого угля рациональное разрешение отдельных крупных проблем не м. б. проведено в пределах только частных имущественных отношений. По мере развития применения белого угля усиливается роль и значение в этом деле государства. Идея национализации белого угля имеет много сторонников даже в такой стране господства крупного капитала, как США (на президентских выборах в 1924 г. она вошла в программу Лафоллета), и осуществлена в некоторых английских доминионах, например, Новой Зеландии. Вообще же в США государство регулирует использование белого угля и применяет концессионную систему при разрешении утилизировать его. В Швеции государство само производит крупное гидроэлектростроительство и создало в 1919 г. особый «фонд водных сил» для кредитования сельской электрификации. В Канаде и Норвегии главное участие в развитии использования белого угля принимают муниципалитеты. Во Франции до 1919 г. право на использование белого угля принадлежало владельцам берегов и не подвергалось государственному регулированию; с 1919 г. право использования белого угля предоставляется в порядке концессий, а с 1922 г. государству предоставлено право принудительно трестировать отдельных предпринимателей. Белый уголь в своем развитии перерастает не только частнокапиталистические рамки, но и национальные. Он все более и более приобретает мировое народнохозяйственное значение. В СССР белый уголь национализирован, его утилизация происходит планомерно, в связи с общим планом электрификации, утвержденным на VIII Съезде советов в 1920 г. Этот план ГОЭЛРО намечает постройку десяти гидроэлектрических районных государственных станций; об использовании же белого угля местного значения говорит декрет от 21/ХII 1921 г. «О сооружении и эксплуатации кооперативами гидроэлектрических станций местного значения».

Итак, значение белого угля для народного хозяйства огромно. Дальнейшее развитие его требует планового подхода к разрешению основных народнохозяйственных проблем. Необходимой же предпосылкой такого подхода является замена частнокапиталистических отношений социалистическим строем, при котором только и могут быть проведены полная национализация белого угля и использование этих могучих природных ресурсов на общее благо.

 

Источник: Мартенс. Техническая энциклопедия. Том 2 - 1928 г.

Белый уголь, гидроэнергетика, энергия рек, электрификация, водные ресурсы

Белый уголь, гидроэнергетика, энергия рек, электрификация, водные ресурсы

Белый уголь, гидроэнергетика, энергия рек, электрификация, водные ресурсы